Британский исламский ученый о мусульманском образовании в мире

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Тимоти Джон Уинтер, известный также, как Абдулхаким Мурад – современный исламский ученый, преподаватель и писатель британского происхождения. Он является деканом Кембриджского мусульманского колледжа при одноименном университете, являсь также автором многих работ по исламской теологии.


Основная идея, которую пытается донести всей свой научной деятельностью Абдулхаким Мурад Уинтер, заключается в том, что ислам – это религия знания. Во многих коранических аятах, а также текстах хадисов подчеркивается благородство научного знания. Мечеть Пророка в Медине всегда была не только местом поклонения, но , также, местом распространения духовных, правовых и богословских знаний.

Эта традиция сохранилась и позднее в таких мечетях как аль-Азхар в Каире или мечеть аль-Каравейн в Марокко, объединявшие в себе молитву и обучение. Медресе, как отдельное учебное заведение, кстати, появилось значительно позднее, при династии Сельджукидов в Турции. Медресе же предназначались, как правило, для изучений положений конкретного мазхаба, хотя самые крупные из них давали знания сразу по нескольким богословско-правовым школам.

В интервью турецкому изданию World Bulletin Абдулхаким Мурад Уинтер размышляет об общих проблемах исламского образования в современном мире

Расскажите, пожалуйста, о системе образования в эпоху «классического» ислама? Кто тогда был искателем знаний?

Поскольку образование считалось религиозной обязанностью, оно обычно было бесплатным. Средневековый ислам был культурой значительной социальной мобильности, в отличие, от христианской или индуистской культур, в которых религиозные элиты принадлежали к высшим социальным сословиям, и, по сути, воспроизводили самих себя. Мусульмане из бедных семей могли, в случае успешного окончания медресе, стать религиозными и культурными лидерами. Образование начиналось с неформальной начальной школы «мектеб» или «куттуб», в которой дети учили Коран, а также получали элементарные знания по исламу. После этого ученик мог поступить, по своему желанию, в более «продвинутое» медресе, куда не было вступительных экзаменов, а все было просто – приходи и учись. Отсутствие жесткой феодальной иерархии в европейском смысле, в исламском обществе распространялось и на образование. А после окончания медресе, человек уже имел право сам учить других.

Чему учили в средневековых медресе?

В учебных заведениях ислама была чрезвычайно высокоинтеллектуальная теоретическая подготовка, особенно это касается периода после имама аль-Газали (ум.1111 г.). Он показал, как методы античной философии и логики, могут быть применимы в исламе. И это касается не только богословия, но также и юриспруденции. В тогдашних исламских учебных заведениях изучались также хадисоведение, толкование Корана (тафсир), арабская грамматика и синтаксис, жизнеописание Пророка (сира), и другие дисциплины. В некоторых медресе также изучались точные и прикладные науки – медицина, геометрия, математика и т.п.

Каков был, если можно так сказать, механизм передачи знаний в этой системе образования?

Исламское образование уходит своими корнями в принцип передачи аутентичных, достоверных знаний. Не только хадисы проверяются на их соответствие тому, что в действительности изначально говорил Пророк, но любой текст по любому вопросу, только тогда будет полноценно изучит, если устаз сумеет показать, что он действительно восходит к некоему первоначальному источнику знаний и логически связан с ним. Это резко отличает метод исламского образования, в которой ученики воспринимают информацию из книги, как данность, без должной ее экспертной верификации. Вот поэтому, исламская система образования снижала возможность неадекватного понимания предмета. Кроме того, подобно другим, прежде существовавшим системам образования, исламская система предполагала, что наставник сам должен быть духовно и этически целостной личностью, не выпячивать свое эго и самолюбие, которое может негативно повлиять на понимание текстов или идей, им высказываемых.

Считаете ли Вы, что Запад после XVII столетия стал однозначным лидером в «производстве знаний»?

Я, кстати, так не считаю. С религиозной точки зрения, самое важное знание – это то, которое помогает нам стать более счастливыми и мудрыми людьми, а именно на это делается упор в мусульманских учебных заведениях. «Западные» знания чисто инструментальные, базирующиеся на посыле о том, что некие манипулятивные операции с материей могут сделать человека лучше и счастливее. Исламское обучение никогда не основывалось на мировоззрении, предполагающим конкуренцию за пользование материальными ресурсами, создание «атомизированных» культур и обществ.

Вы согласны с тем, что существует противоречие между современным школьным образованием и медресе?

Современное образование формирует личностей с «фрагментарным» сознанием, имеющими знания в самых различных областях, но без какого-либо интегрирующего их принципа. Причина отсталости многих мусульманских стран в том, что они поверили в «шизоидное» противоречие между религией, как источником их духовности и идентичности и современных наук и в то, что только на основе последних можно создать сильное и по-настоящему современное общество. В таких странах, элита часто в культурном и даже языковом отношении, отделяет себя от остальных граждан. Это приводит к культурному нездоровью страны, и, в конечном итоге, к нестабильности, и тогда просто невозможно создать культуру, где возможно инновационное развитие.

Что Вы думаете о будущем исламского образования в «западном контексте»?

Западные государства-нации находятся, возможно, в полном упадке, о чем свидетельствует слабость их экономик, на фоне динамично развивающейся Восточной Азии. Характерно, что многие образовательные рейтинговые агентства на первое место в мире ставят китайские и вьетнамские школы, а, например, британские находятся на 26 месте. Мусульманам следует меньше обращать внимания на Запад, находящийся в упадочной фазе своей истории и признать, что будущее мира формируется на Дальнем Востоке, где «конфуцианские» ценности уважения к наставникам и старшим и поныне демонстрируют свою важность и значимость. 

Индивидуализм, лежащий в основе западной модели, легко приводит к самооправданию на личностном уровне и социальной фрагментации. И на фоне упадка Запада, мусульмане могут сыграть «психотерапевтическую» роль в оздоровлении новых жертв все более растущего имущественного неравенства и новых форм зависимостей и депрессий. Но мы также должны активно работать с новыми будущими лидерами Дальнего Востока, у которого куда более позитивная история отношений с мусульманами, где мусульмане жили более тысячи лет и даже имели свои медресе.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить